Оркестр Гранд

Мы протрубим о начале праздника!

Анекдот дня

Анекдот дня

Иван Семенович Козловский, зная, что Сталин к нему благоволит, однажды обратился с просьбой:
— Я никогда не ездил за границу. Хотелось бы съездить.
— Не убежишь?
— Что Вы, товарищ Сталин, родное село мне намного дороже, чем вся заграница.
Правильно, молодец. Вот и поезжай в родное село.

Анекдот дня

Анекдот дня

После войны началось поголовное обучение всех артистов Большого театра марксизму-ленинизму, причем на самом высоком уровне. При ЦДРИ организовали Университет, куда обязаны были ходить все. Народные артисты, облеченные самыми высокими титулами, превратились в школяров, сидели там, хлопали глазами. Ничего, конечно, не понимали, но надеялись на то, что им зачет все-таки поставят, учитывая их весомость в искусстве, — и не без оснований. Там бывали довольно забавные эпизоды Скажем, проходит зачет. Выбирается вопросик какой-нибудь попроще.
— Марк Осипович Рейзен, скажите, пожалуйста, в чем разница между буржуазной и социалистической революцией?
— Буржуазная… Социалистическая… Знаю. Спрашвайте дальше…

Анекдот дня

Анекдот дня

Кирилл Кондрашин рассказывает: «Покровский поставил «Евгения Онегина». Спектакль уже шел, Гремина пел, по-моему, Иван Иваныч Петров, в общем, кто-то не из первачей. Потом уговорили Пирогова петь Гремина, и он спел несколько спектаклей. Покровский мне потом поведал о вводе Рейзена в партию Гремина. Рейзен приходит с опозданием минут на 15-20, все его ждут…
— Ну, что тут нужно делать?
— Марк Осипович, тут три двери: эта, эта и эта; вы выходите из правой двери.
— Я справа выходить не буду.
— Откуда вы хотите выйти?
— Я хочу выйти через центральные двери.
— Марк Осипович, там в это время мизансцена: хор стоит, неэффектным будет ваш выход.
— Да… Ну тогда через левые.
— Да, правильно, и Александр Степанович [Пирогов] тоже через левые выходит.
— Ну, давайте попробуем через правые двери.
— Дальше. Вы поете арию. Первую часть стоя, а с середины садитесь.
— На что я сажусь?
— Вот принесли кресло.
— Это кресло? Я на этом кресле сидеть не буду!
— Марк Осипович, это кресло для других исполнителей, для вас сделают специальное кресло и на следующей репетиции оно уже будет.
На следующую репетицию я прихожу рано, но не показываюсь. Вижу, Рейзен пришел раньше всех. Заходит в репетиционный зал, лезет под кресло, а это то же самое кресло и я сам на нем написал: «Кресло Рейзена»»…

Анекдот дня

Анекдот дня

Знаменитый певец Собинов с годами очень располнел. Однажды он исполнял партию грузинского князя Синодала в опере Рубинштейна «Демон». Перед выходом на сцену певец грустно пошутил:
— Я скорее грузен, чем грузин…

Анекдот дня

Анекдот дня

Как-то Шаляпин собрался спеть Лепорелло в «Каменном госте» Даргомыжского. Господин, которому поручено было поставить оперу, нанес Шаляпину визит и долго рассуждал об историческом стиле постановки. В своих мемуарах Шаляпин вспоминал: «Постановщик мне объясняет:
— Легенда о Дон Жуане весьма старинного происхождения. Аббат Этьен на 37-й странице III тома своего классического труда относит ее возникновение к XII веку. Думаете ли Вы, что «Каменного гостя» можно ставить в стиле XII века?
— Отчего же нельзя, — отвечаю. — Ставьте в стиле XII века.
— Да, — продолжает ученый мой собеседник — Но Родриго дель Стюпидос на 72-й странице II тома своего не менее классического труда поместил легенду о Дон Жуане в рамки XIV века.
— Ну что же. И это хорошо. Чем плохой век? Ставьте в стиле XIV века.
Прихожу на репетицию. И первое, что я узнаю, это то, что произведение Даргомыжского по Пушкину ставят в стиле XII века. Узнал я это вот каким образом. У Лауры веселая застольная пирушка. На столе, конечно, полагается быть канделябрам. И вдруг постановщик заметил, что канделябры не соответствуют стилю аббата Этьена. Пришел он в неописуемое волнение:
— Григорий! Рехнулся, что ли? Что за канделябры! Тащи канделябры XII века… Григорий!.. Появился бутафор. Малый, должно быть, VII века и о XII веке не слыхивал.
Ковыряя в носу, он флегматично отвечает:
— Так что, г-н режиссер, окромя как из Хюгенотов, никаких канделябрей у нас нет…»
«Каменный гость» был поставлен без участия Шаляпина…

Анекдот дня

Анекдот дня

Ф. И. Шаляпин обычно крестился перед выходом на сцену. Однажды во время представления оперы «Мефистофель» к рабочему сцены подбегает его внук
— Деда, деда, я только что черта видел! Он перекрестился и ушел.
— Э-э-э, внучек, это же театр. Здесь чего только не бывает! Вот недавно в кулисах лебедей гоняли, и то ничего.

Анекдот дня

Анекдот дня

Федор Иванович Шаляпин возмущался людьми, которые считают труд артиста легким. «Они напоминают мне, — говорил певец, — одного извозчика, который вез меня как-то по Москве:
— А ты, барин, чем занимаешься? — спрашивает.
— Да вот, пою.
Я не про то. Я спрашиваю, чего работаешь? Петь — это все мы поем. Я вот когда выпью — тоже пою. Я спрашиваю — ты чего делаешь?»

Анекдот дня

Анекдот дня

Шаляпин рассказывал:
«Когда-то в юности, во время моих гастролей на юге России, я очутился однажды в Кишиневе и в свободный вечер пошел послушать в местном театре оперу Леонкавалло «Паяцы». Опера шла ни шатко ни валко, в зале было скучновато. Но вот тенор запел знаменитую арию Паяца, и зал странно оживился: тенор стал драматически плакать на сцене, а в публике начался смешок. Чем больше тенор разыгрывал драму, чем более он плакал над словами «Смейся паяц над разбитой любовью», тем больше публика хохотала. Было очень смешно и мне. Я кусал губы, сдерживался что было силы, но всем моим нутром трясся от смеха.
Но вот закончился акт, публика отправилась хохотать в фойе, а я пошел за кулисы. Тенора я знал мало, но был с ним знаком. Проходя мимо его уборной, я решил зайти поздороваться. И что я увидел? Всхлипывая еще от пережитого им на сцене, он со слезами, текущими по щекам, насилу произнес:
— Здр… здравствуйте.
— Что с вами, — испугался я. — Вы нездоровы?
— Нет… я здо… ров.
— А что же вы плачете?
— Да вот не могу удержать слез. Всякий раз, когда я переживаю на сцене сильное драматическое положение, я не могу удержаться от слез, я пла-ачу… Так мне жалко бедного Паяца».

Анекдот дня

Анекдот дня

Говорят, дебют Шаляпина на оперной сцене был довольно оригинален.
Шаляпин был тогда назначен главным статистом в театре. Ему поручили очень ответственную (но бессловесную) роль кардинала, который должен был торжественно прошествовать через сцену в сопровождении свиты. Перед первым выходом на сцену Шаляпин волновался до дрожи в руках и ногах. Однако он нашел в себе силы объяснить остальным статистам, составлявших «свиту», что им следовало делать, чтобы шествие имело подобающее величие. Статисты оказались недостаточно сообразительными, и Шаляпин в сердцах сказал: — Идите за мной и делайте, как я! Наступил момент торжественного выхода. Гордо сделав несколько шагов по сцене, Федор Иванович от волнения наступил на край своей пышной мантии и неловко упал на пол. Сопровождающие статисты в соответствии с инструкцией сделали то же самое. Главный статист сделал несколько отчаянных, но безуспешных попыток выпутаться из широкой мантии. Пришлось на четвереньках ползти через всю сцену. За кардиналом, конвульсивно подергиваясь, ползла его свита.
Реакцию зала можно представить. О встрече торжественной процессии за кулисами история умалчивает…

Анекдот дня

Анекдот дня

Один очень популярный и любимый в начале нашего века петербургский певец в концертах постоянно пел «Во Францию два гренадера».
Как-то раз одному из постоянных слушателей это надоело и он язвительно крикнул при выходе певца: «Опять два гренадера!» Певец не смутился, выдержал паузу и начал: «Во Францию три гренадера из русского плена брели…»
Публика приветствовала его громом рукоплесканий.